Наказание за убийство беременной

Уголовная ответственность за убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г»» ч. 2 ст. 105 УК РФ)

Наказание за убийство беременной

отношения между людьми; б) их правовая форма, или «оболочка»; в) материальные формы, условия и предпосылки существования этих отношений(1). Как отмечал В. Н. Кудрявцев, «объектом убийства является жизнь человека, правовой формой будут правоотношения, обеспечивающие неприкосновенность личности»(2).

Таким образом, объектом убийства, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ, является жизнь беременной женщины, а правовой формой — правоотношения по охране жизни беременной женщины.

Объективную сторону убийства женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, образуют действия (бездействие), направленные на лишение жизни беременной женщины, последствия в виде ее смерти и причинно-следственная связь между ними.

Субъект убийства, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ, общий — физическое вменяемое лицо, достигшее возраста четырнадцати лет (ст. 19, ч. 2 ст. 20 УК РФ).

Потерпевшей в силу прямого указания закона может быть женщина, заведомо для виновного находящаяся в состоянии беременности, независимо от возраста (в научной литературе приводится пример, когда забеременела девочка восьми лет, и отец убил ее из чувства стыда за недостатки в воспитании и грех, который произошел(3)).

Некоторые ученые, анализируя п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ, усматривают отличительную (ограничительную) особенность потерпевшей — возрастную: «понятно, что малолетняя и престарелая и даже пожилая женщина не могут забеременеть и, следовательно, не могут быть потерпевшими от этого убийства»(4).

Беременной считается женщина с момента зачатия (как естественного, так и искусственного) до момента прохождения ребенка по родовым путям.

В пункте «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ срок беременности женщины не уточняется, следовательно, не влияет на квалификацию содеянного.

Однако срок беременности может повлиять на установление того, знал ли виновный о беременности потерпевшей, даже при отрицании субъектом указанного факта, поскольку на поздних сроках беременности имеются соответствующие внешние признаки (увеличенный размер живота определенной формы и т. д.).

На квалификацию содеянного по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ также не влияет, погиб ли плод в результате убийства беременной женщины или удалось его спасти, однако данное обстоятельство должно учитываться судом при назначении виновному наказания.

Некоторые авторы полагают, что убийство, предусмотренное п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ, «учитывая характер деяния»(5), совершается только с прямым умыслом.

На наш взгляд, рассматриваемое убийство, может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом(6), когда виновный

6. Данную точку зрения разделяют большинство ученых: Л. А. Андреева, О. В. Белокуров, С. В. Бородин, Т. В. Кондрашова, А. И. Ко-робеев, К. В. Маляев, Э. Ф. Побегайло, Н. К. Се-мернева и др. См.: Андреева Л. А. Квалификация убийств, совершенных при отягчающих обстоятельствах. СПб., 1998. С. 15 ; Белокуров О. В. Квалификация убийства (ст. 105 УК РФ) : учеб. пособие. М., 2004. С. 50 ; Кондрашова Т. В. Проблемы уголовной ответственности за преступления против жизни, здоровья, половой свободы и половой неприкосновенности. Екатеринбург, 2000. С. 75 ; Полный курс уголовного права : в 5 т. / под ред. А. И. Коробеева. СПб., 2008. Т. 2 : Преступления против личности. С. 188 ; Маляев К. В. Уголовно-правовая охрана жизни. Н. Новгород, 2005. С. 60 ; Российское уголовное право : учебник / под ред. Э. Ф. Побегайло. М., 2008. Т. 2 : Особенная часть. С. 61 ; Семернева Н. К. Квалификация преступлений (части Общая и Особенная) : науч.-практ. пособие. М., 2010. С. 212.

либо 1) осознает общественную опасность своего деяния, направленного на лишение жизни женщины, заведомо для него находящейся в состоянии беременности, предвидит возможность или неизбежность наступления ее смерти и желает ее наступления (например, если убийца, зная о беременности женщины, ударяет ее ножом в грудь), либо 2) осознает общественную опасность своего деяния, направленного на лишение жизни женщины, заведомо для него находящейся в состоянии беременности, предвидит возможность наступления ее смерти, не желает, но сознательно допускает ее наступление или относится к ней безразлично (например, когда супруг, из ревности избивая свою беременную жену, сдавливает ей горло рукой, преодолевая ее активное сопротивление, в результате чего потерпевшая умирает от асфиксии).

Покушение на жизнь беременной женщины (ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ) необходимо отличать от умышленного причинения тяжкого вреда ее здоровью (ст. 111 УК РФ). При совершении преступления, предусмотренного ст.

 111 УК РФ, у виновного имеется умысел (прямой или косвенный) на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, однако отсутствует умысел на ее убийство.

Покушение на убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, как и любое покушение, совершается только с прямым умыслом на причинение смерти потерпевшей.

Так, С. покушался на убийство В., заведомо для него находящейся в состоянии беременности. Преступление совершено в одном из сел Архангельской области при следующих обстоятельствах.

В вечернее время 5 декабря 2009 года проживающие совместно С. и В. в своей квартире употребляли спиртные напитки с Ш. и Ф., находящимися у них в гостях.

В период с 22 до 23 часов, будучи в состоянии алкогольного опьянения, С., увидев, что его сожительница В. обманным путем покинула квартиру и ушла с Ш., на почве ревности и возникшей к В. неприязни решил убить последнюю, заведомо для него находящуюся в состоянии беременности сроком 9—12 недель. С этой целью С. вооружился кухонным ножом и пришел в дом, где проживала семья Ш.

Обнаружив В. спрятавшейся за печью в кухне дома Ш., С., реализуя умысел, направленный на убийство В., схватил последнюю за волосы и, высказав намерение убить ее, преодолевая сопротивление В., Ш. и Ш. И.

, пытавшихся пресечь его действия, нанес В.

с целью ее убийства шесть ударов ножом в область расположения жизненно-важных органов — грудную клетку и живот, а также пять ударов ножом по конечностям, причинив телесные повреждения.

Свои умышленные действия, непосредственно направленные на убийство В., по не зависящим от его воли обстоятельствам С. не смог довести до конца, так как В., Ш. и Ш. И. оказали ему активное физическое сопротивление, ударили табуретом по голове и разоружили, после чего В. была оказана своевременная медицинская помощь(1).

Орудие преступления (нож), количество, характер и локализация телесных повреждений (шесть ударов в область расположения жизненно-важных органов — грудную клетку и живот; пять ударов по конечностям), а также иные обстоятельства содеянного свидетельствуют о том, что С.

осознавал общественную опасность своих действий, направленных на лишение жизни В., заведомо для него находящейся в состоянии беременности, предвидел неизбежность наступления ее смерти и желал ее наступления, т. е. действовал с прямым умыслом на убийство потерпевшей.

Стр.23

1. Архив Архангельского областного суда за 2010 год. Дело № 2-34/2010.По мнению А. И. Стрельникова, «мотивом данного убийства может быть месть, гнев, ревность. Пенсионеру З. прислали счет на полтора миллиона рублей за телефонные переговоры с абонентом из США. Как потом стало известно З., разговоры вела тайно от него беременная племянница.

Когда она отказалась оплатить счет, он в гневе убил ее. Если убийство беременной женщины совершено по хулиганским мотивам, то оно квалифицируется и по п. “и” ч. 2 ст. 105 УК РФ. Известен случай убийства женщины, забеременевшей от связи с любовником.

Убийство было совершено в связи с нежеланием мужа потерпевшей иметь незаконного наследника на крупное состояние»(1).

Мотив убийства женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, может быть любым, и если он «простой» (не квалифицирующий), то на уголовно-правовую оценку содеянного не влияет. Однако если мотив или цель убийства предусмотрены иными пунктами ч. 2 ст. 105 УК РФ, то содеянное требует соответствующей дополнительной квалификации.

Так, если убийство потерпевшей, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, было совершено, например, ее бывшим супругом в целях избавления от уплаты алиментов, возможна квалификация по пп. «г», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Или если убийство беременной женщины совершается в целях использования ее органов (тканей) для пересадки другому человеку, содеянное (при условии, что преступник знал о беременности потерпевшей) подлежит квалификации по пп. «г», «м» ч. 2 ст.

105 УК РФ.

Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, необходимо отграничивать и от причинения смерти беременной женщине по неосторожности. При совершении преступления, предусмотренного п.

 «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ, у виновного имеется прямой или косвенный умысел к смерти потерпевшей, о беременности которой он знает, а при лишении ее жизни по неосторожности — лишь легкомыслие или небрежность к смерти.

Так, К., врач пункта неотложной помощи при одной из поликлиник г. Санкт-Петербурга, при выезде к больной С. установил наличие внематочной беременности. С. была в крайне тяжелом состоянии, не могла удержать термометр, ее руки и губы были синими. К.

не принял мер к срочной госпитализации С., хотя это настоятельно диктовалось особенностями данного случая и было очевидно для К. Он оставил больную без медицинского присмотра и только через 45 минут, после посещения другого больного, вызвал санитарную машину. В результате у С.

произошло обильное крово­течение в брюшную полость, и она умерла. По заключению эксперта, при своевременно оказанной помощи жизнь С. была бы спасена. Сам К.

заявил в судебной заседании, что он знал, что внематочная беременность может привести к смертельному исходу, но надеялся, что за это время с С. ничего не произойдет(2).

Квалификация преступного бездействия К. по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийства женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, в данном случае исключается, поскольку у него отсутствовал умысел к смерти потерпевшей (она наступила в результате легкомысленных действий врача).

Преступление, предусмотренное п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ, также необходимо отграничивать от убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст.

108 УК РФ), от убийства, совершенного при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст.

108 УК РФ), и от убийства, совершенного в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким

Стр.24

оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего (ст. 107 УК РФ).

При установлении в действиях виновного признаков убийства, предусмотренного чч. 1, 2 ст. 108 или ст. 107 УК РФ, применению подлежат указанные нормы, поскольку они являются привилегированными составами убийства (т. е.

убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, совершенное, например, в состоянии аффекта, квалифицируется по ч. 1 ст. 107 УК РФ, а не по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Такое правило закреплено:

в п. 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.01.1999 № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», в котором разъясняется, что «по смыслу закона убийство не должно расцениваться как совершенное при квалифицирующих признаках, предусмотренных пп. «а», «г», «е» ч. 2 ст.

105 УК РФ, а также при обстоятельствах, с которыми обычно связано представление об особой жестокости (в частности, множественность ранений, убийство в присутствии близких потерпевшему лиц), если оно совершено в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения либо при превышении пределов необходимой обороны»;

в п. 26 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.09.

2012 № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление», где указано, что «убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, а равно при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, подлежит квалификации по соответствующей части статьи 108 УК РФ и в тех случаях, когда оно сопряжено с обстоятельствами, предусмотренными в пунктах «а», «г», «е» части 2 статьи 105 УК РФ. В частности, убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, должно быть квалифицировано только по статье 108 УК РФ и тогда, когда оно совершено при обстоятельствах, с которыми обычно связано представление об особой жестокости (например, убийство в присутствии близких потерпевшему лиц)».

Библиографический список

1. Андреева Л. А. Квалификация убийств, совершенных при отягчающих обстоятельствах : учеб. пособие / Л. А. Андреева. — Санкт-Петербург : С.-Петерб. юрид. ин-т Генеральной прокуратуры Рос. Федерации, 1998. — 56 с.

2. Аниянц М. К. Ответственность за преступления против жизни / М. К. Аниянц. — Москва : Юрид. лит., 1964. — 212 с.

3. Борзенков Г. Н. Квалификация преступлений против жизни и здоровья : учеб.-практ. пособие / Г. Н. Борзенков. — Москва : Зерцало, 2005. — 144 с.

4. Бородин С. В. Преступления против жизни / С. В. Бородин. — Санкт-Петербург : Юридический центр Пресс, 2003. — 467 с.

5. Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений/ В. Н. Кудрявцев. — 2-е изд., перераб. и доп. — Москва : Наука-Пресс, 2006. — 302 с. 

6. Кудрявцев В. Н. Объективная сторона преступления / В. Н. Кудрявцев. — Москва : Госюриздат, 1960. — 244 с.

7. Никифоров Б. С. Объект преступления по советскому уголовному праву / Б. С. Никифоров. — Москва : Госюриздат, 1960. — 228 с.

8. Стрельников А. И. Ответственность за убийство, совершенное при обстоятельствах, отягчающих наказание / А. И. Стрельников. —Москва : Частное право, 2002. — 144 с.

9. Таганцев Н. С. О преступлениях против жизни по русскому праву [Электронный ресурс] / Н. С. Таганцев. — Санкт-Петербург : Типография А. М. Котомина, 1871. — Т. 2. —Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

10. Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период / под ред. Ю. П. Титова, О. И. Чистякова. — Москва : Юрид. лит., 1990. — 480 с.

Стр.25

Источник: http://www.procuror.spb.ru/k1806.html

Убийство беременной женщины: квалификация и ответственность

Наказание за убийство беременной

Посягательство на жизнь – само по себе деяние ужасающее, но когда жертвой становится беременная женщина, в понимании многих хуже преступления и быть не может. В данной статье будет рассмотрено, как же закон квалифицирует это противоправное деяние и какую ответственность возлагает за его совершение.

Убийство беременной женщины считается отягчающим обстоятельством.

Ответственность

Убийство беременной женщины – это особо тяжкое уголовное преступление, входящее в список из 13 пунктов, так называемых отягчающих обстоятельств. Ответственность за его совершение устанавливается статьёй 105 УК РФ, а именно п. «г» ч. 2, положения которого заключаются в следующем:

Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, наказывается лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет, либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью.

Особенности

Если с установленными видами ответственности всё достаточно понятно, то с квалификацией по данному пункту «г» всё намного сложнее. Для того чтобы были основания квалифицировать деяние по пункту «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ, требуется обязательное присутствие факта заведомости.

То есть преступник должен был знать о факте беременности, при этом не играет роли, как и каким образом ему это стало известно, а также когда и от кого.

 Именно поэтому возникают трудности, так как достаточно сложно доказать, что именно знал обвиняемый, так как ему требуется просто отрицать свою осведомлённость, а доказать обратное уже будет необходимо следствию. Данные обстоятельства следует разобрать на примерах.

Пример 1. Гражданка «1» вместе со своим супругом и матерью обратилась в больницу для прохождения УЗИ, на котором подтвердился факт нахождения в «интересном положении». Через несколько недель, в пылу бытовой ссоры супругов, гражданка «1» сгоряча сказала, что, может быть, ребёнок и не от мужа.

 В порыве злости обиженный и разъярённый мужчина взялся за нож и нанёс один единственный удар в область живота, что и стало причиной смерти женщины и её ещё не родившегося ребёнка. В ходе следствия обвиняемый всячески утверждал, что не имел представления о том, что его жена беременна.

Но данный факт удалось доказать путём дачи свидетельских показаний матерью погибшей, а также врачом, который проводил УЗИ.

Пример 2. Гражданин Алексеев сожительствовал с гражданкой Б уже больше 5 лет. У женщины с подачи своей подруги возник план, как наконец-то женить на себе сожителя. Заключался он в подделывании справки из больницы, в которой говорилось о беременности гражданки Б.

 Алексеев был рад услышать данную новость и на радостях сделал предложение, которого и добивалась гражданка Б. Прошло три месяца, и дело уже шло к свадьбе. Но за несколько дней до регистрации на электронную почту Алексеева пришло письмо от анонимного пользователя, в котором содержались фотографии его будущей супруги вместе с мужчиной в процессе измены.

 Возникшая ссора по выяснению данных обстоятельств переросла в драку, в ходе которой Алексеев убил гражданку Б.

Исходя из приведённого примера, можно утверждать, что факт заведомости неопровержим, но факт действительности самой беременности доказан не был.

В связи с этим квалифицировать действия Алексеева только по пункту «г» не предоставляется возможным.

 Квалификация подобного преступления будет подвергаться спорам, так как преступник знал, что его жертва в положении и, несмотря на это совершил убийство, то есть полностью реализовал свой преступный умысел.

И именно поэтому возникают споры о том, что, возможно, его действия следует квалифицировать как покушение на убийство беременной женщины, то есть применять положения статьи 30 УК РФ:

Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Противники данной теории утверждают, что подобная квалификация также ошибочна, потому что убийство оконченное. К сожалению, этот спор так и не решён, но, исходя из существующей практики, суды склоняются к квалификации по ч. 1 ст.105 УК РФ.

Пример 3. Иванов двигался на своём автомобиле по центральной улице города «N». Начиная подъезжать к перекрестку, Иванов, соблюдая ПДД, сбавил скорость и поворотником указал дальнейшее направление своего движения.

В это же время дорогу решила перебежать 21-летняя гражданка 1, которая находилась на 3 месяце беременности.

 Иванов, не успевая затормозить, сбивает женщину, которая, к сожалению, впоследствии от полученных травм скончалась.

В данном примере отсутствует полностью осведомлённость обвиняемого, поэтому никаким образом его действия не подпадают под пункт «г».

Заключение

Стоит повториться, что рассматриваемое в настоящей статье преступление невероятно сложное для расследования. Необходимо учитывать, что заведомость обвиняемого не может строиться только на внешнем виде жертвы.

То есть наличие живота само по себе не говорит о наличии беременности, поэтому основной задачей следствия является нахождение тех обстоятельств, которые с уверенностью могли указывать на осведомлённость преступника.

Это могут быть записки, запись телефонных разговоров или совместный поход к врачу.

Источник: https://ugolovnyiexpert.ru/lichnost/otvetstvennost-za-ubijstvo-beremennoj-zhenshhiny.html

П. «г» ч.2 ст.105 УК РФ: убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности

Наказание за убийство беременной

Согласно п. «з» ч.1 ст.

63 УК РФ, любое преступление против женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, является преступлением, совершенном при отягчающих обстоятельствах. Убийство беременной женщины является особо тяжким преступлением тем более потому, что, по сути, два человека лишаются жизни: будущая мать и ребенок, который находится в ее утробе.

Для того чтобы правильно квалифицировать убийство беременной женщины, нужно выяснить, знал ли виновный о ее беременности. Проблем не возникает, если срок беременности уже велик и ее наличие можно определить визуально. Но если он не на столько велик, чтобы можно было без проблем определить, была ли потерпевшая беременна, то нужно анализировать субъективную сторону преступления. Для вменения п.

«г» ч.2 ст.105 УК РФ нужно, чтобы виновный заведомо знал о беременности своей жертвы. Заведомость предполагает несомненность знаний, их бесспорность, достоверность. При этом какие-либо догадки или предположения, хотя бы и основанные на жизненном опыте, не будут являться заведомым знанием. Таковым может быть признано лишь медицинское заключение либо сведения, полученные от самой потерпевшей.

Возникает вопрос, как квалифицировать действия виновного, который совершил убийство в условиях фактической ошибки: считал, что убивает беременную женщину, хотя на самом деле она таковой не являлась. Предложенный некоторыми учеными вариант: ч.1 ст.

105 и ст.30 + п. «г» ч.2 ст.105 УК РФ – вызывает большие сомнения, т.к.

налицо убийство только одного человека, а судя по квалификации можно сделать предположение, что преступлений совершено два. Нельзя также согласиться и со второй точкой зрения: квалификация только по п. «г» ч.2 ст.105 УК РФ, т.к., хоть преступный результат – смерть женщины – и достигнут, однако же, последствия, которые указаны в п. «г» ч.2 ст.

105 УК РФ все же не наступили. Наиболее правильное мнение по данному поводу высказал А.А.

Пионтковский, который, рассматривая вопрос о видах ошибок в уголовном праве, заметил: «Фактическая ошибка, относящаяся к объективным обстоятельствам, квалифицирующим данное преступление, может состоять или в ошибочном предположении об отсутствии их, или в ошибочном предположении о наличии этих обстоятельств… Совершение преступления при ошибочном предположении лица о наличии квалифицирующих преступление обстоятельств следует рассматривать как покушение на совершение квалифицированного преступления». Думается, что это утверждение вполне применимо и при квалификации убийства женщины, предположительно для виновного находящейся в состоянии беременности, но на самом деле беременной не являющейся. Ошибки в объекте здесь нет – человек лишен жизни, субъект полностью выполняет и объективную сторону преступления, однако желаемый преступный результат не наступает: убита женщина, не являющаяся беременной. Следовательно, квалификация должна быть по ст.30 и п. «г» ч.2 ст.105 УК РФ.

Несколько по иному решается вопрос о квалификации действий виновного, когда происходит ошибка в личности потерпевшего. В тех случаях, когда субъект покушается на жизнь другого человека при наличии квалифицирующих убийство обстоятельств (в частности беременности), а фактически из-за ошибки в личности убивает постороннее лицо, квалификация должна осуществляться по двум частям ст.105 УК РФ.

Применительно к данной ситуации это ст.30 + п. «г» ч.2 ст.105 и ч.1 ст.

105 УК РФ. Квалификация подобных действий только по ч.1 ст.

105 УК РФ означала бы недооценку действий субъекта с точки зрения их общественной опасности.

Здесь субъект выполнил все необходимые действия для наступления преступных последствий, однако они не наступили по независящим от него причинам – ошибки в личности потерпевшего.

Глава 3.

Простое убийство.

Менее опасным убийством, чем то, ответственность за которое предусмотрена в ч.2 ст.105 УК РФ, является т.н. простое убийство, которое характеризуется тем, что совершается без обстоятельств, указанных в ч.2 ст.105 УК РФ, но и без специальных привилегированных обстоятельств (ст. ст.

106, 107 и 108 УК РФ), и поэтому оно представляется менее опасным. В юридической литературе традиционно характеризуют как простое убийство такие его виды, которые совершаются из ревности, мести, возникшей на почве личных неприязненных отношений, в драке или ссоре.

Не исключены и другие мотивы.

Убийство из ревности.

Во всех случаях данного убийства ревность выступает как низменное, эгоистическое, хоть и естественное для каждого человека чувство, не смягчающее убийство. При этом не имеет значения, были ли у виновного основания для ревности, в данном случае важен лишь сам мотив.

Чаще всего подобные убийства возникают на почве эротической ревности, которая представляет собой совокупность специфических человеческих чувств, таких как зависть, ненависть, злоба, тревога, гнев, отчаянность, страсть, жажда мести и т.д.

Зачастую она сопровождается мучительными сомнениями, сложными проявлениями в интеллектуальной и волевой сферах, многообразием форм поведения, в том числе общественно опасного. При расследовании подобных дел необходимо выяснить характер ревности.

Все дело в том, что бывает ревность, не исключающая вменяемости, а бывает и такая, которая граничит с душевной болезнью, поэтому, если убийство совершается во втором случае, то не исключена и полная невменяемость лица, совершившего это убийство.

В большинстве случаев поводом к убийству из ревности служит реальная или мнимая измена любимого человека. Возможны и другие случаи: отказ заключить брак, продолжать интимные отношения и прочее.

При этом может показаться, что во всех этих случаях мотивом убийства является месть, но стоит учесть тот момент, что месть в данном случае возникает на почве ревности, а поводом для ревности служит измена или неразделенная любовь. Практически для квалификации убийства по ч.1 ст.

105 УК РФ разграничение мотивов мести на почве личных неприязненных отношений и ревности не имеет значения, так как в любом случае применяется данная норма. Однако и в этом случае нельзя исключать необходимость установления действительного мотива убийства, могущего оказать влияние на назначение наказания.

В некоторых случаях убийство из ревности может быть совершено в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного циничными действиями со стороны другого лица, например, измена этого лица в присутствии виновного.

Для разграничения подобных ситуаций важно выяснить, как возник умысел на убийство – неожиданно или он вынашивался постепенно. В данной ситуации в первом случае не исключена возможность применения ст.107 УК РФ, во втором – только ч.1 ст.

105 УК РФ.

Убийство из мести.

Месть – это совершение зла за причиненное зло. Совершая зло другому человеку по принципу “око за око”, виновный как бы желает восстановления справедливости в отношении себя, что, однако, не может в какой-либо степени быть признано смягчающим обстоятельством.

При этом зло или обида, за которые виновный мстит, не являются объективным явлением, здесь важно лишь то, что виновный сам считает поступки потерпевшего злыми и обидными в отношении себя самого. Объективно же действия лица, которому мстят, могут не содержать ни зла, ни обиды.

Месть возникаем на почве межличностного конфликта, когда лицо отвергает возможность его решения “мирным” путем, предпочитая “силовой” вариант.

На практике поводом убийства из мести могут послужить различные действия потерпевшего, при этом как правомерные, так и нет: оскорбление или насилие, недостойное поведение, желание оградить себя от виновного и прочее.

При этом месть может возникнуть в результате таких действий потерпевшего, которые не причинили и, с точки зрения общепризнанных правил поведения, не могли обидеть или причинить какое-либо зло виновному в силу своей малозначительности.

В данном случае возникает необходимость отграничить убийство из мести, возникшей на почве личных отношений, от убийства из хулиганских побуждений. Для этого нужно выяснить, действительно ли был сколько-нибудь весомый повод для мести.

Следует отграничивать также убийства из мести, возникшей на почве личных отношений, от кровной мести и мести в связи с осуществлением потерпевшим своего служебного или общественного долга (здесь разграничение проводится по правилам, описанным выше), а также от убийства в состоянии аффекта или при превышении пределов необходимой обороны. В последнем случае хоть и присутствует мотив мести, но нужно, все-таки, решать вопросы о квалификации данных убийств в совокупности со всеми обстоятельствами совершенного преступления.

Убийство в драке или ссоре.

Подобные убийства прямо не предусмотрены в ч.1 ст.

105 УК РФ, и, кроме того, совершение убийства при таких обстоятельствах отнюдь не исключает иную квалификацию. Только при отсутствии отягчающих и смягчающих обстоятельств можно квалифицировать подобные действия по ч.

1 ст.

105 УК РФ, ибо, с одной стороны, лишение жизни в подобных ситуациях возможно и в состоянии аффекта, и при превышении пределов необходимой обороны, и в состоянии необходимой обороны, и по неосторожности; а с другой стороны, необходимо исходить из того, каковы мотивы убийства, т.к. ссора или драка не исключает наличие мотивов, влекущих признание убийства совершенным при отягчающих обстоятельствах, поскольку драка или ссора нередко оказываются лишь поводом для того, чтобы обострить отношения с потерпевшим, а затем совершить убийство.

Необходимо подчеркнуть, что для правильной квалификации убийств во время драки или ссоры, важно не механически констатировать данные обстоятельства, т.к. они не являются тем моментом, который оказывает решающее влияние на квалификацию этого убийства, а указывает лишь на обстановку его совершения, необходимо выяснять мотивы этого преступления.

Очень часто в подобных ситуациях возникает вопрос о разграничении простого убийства от совершенного при отягчающих обстоятельствах (из хулиганских побуждений). В данном случае очень осторожно нужно подходить к вопросу о том, кто был инициатором или активным участником драки или ссоры.

Бытует мнение, что если виновным оказывается зачинщик или активный участник драки или ссоры, то он действует из хулиганских побуждений, а если он таковым не является, то налицо “простое” убийство. Данное мнение не совсем верно, т.к.

, все-таки, независимо от того, кто был зачинщиком, не исключаются как хулиганские побуждения виновного, так и состояние аффекта или превышение пределов необходимой обороны. Здесь очень важное значение имеет мотив совершения убийства.

Источник: https://infopedia.su/21x8cf7.html

Вопросы квалификации убийства женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности

Наказание за убийство беременной

Посягательство на жизнь – само по себе деяние ужасающее, но когда жертвой становится беременная женщина, в понимании многих хуже преступления и быть не может. В данной статье будет рассмотрено, как же закон квалифицирует это противоправное деяние и какую ответственность возлагает за его совершение.

Убийство беременной женщины считается отягчающим обстоятельством.

Понятие

Одна из мер наказания, предустановленная УК РФ – замена пресечения свободы временной отсрочкой.

Связана эта мера с отказом суда от принудительного лишения свободы, из-за нецелесообразности принятого на данный момент решения в связи с определенными условиями.

В начале 90-х годов в отечественное законодательство была введена статья о замене реального наказания условным или его временной отсрочке женщинам, имеющим маленьких детей или находящимся в положении.

Принятое решение вызвало массу вопросов касательно того, как правильно трактовать данный приговор.

Возможно ли считать отсрочку беременным женщинам как меру непременного наказания, или же это один из способов избежать реального наказания.

В 1996 году появилась 82 статья УК РФ, подробно расписывающая данную меру наказания.

Цель данной меры – благополучное рождение и воспитание ребенка.

Действие статьи не применяется к женщинам, осужденным на срок не менее пяти лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности.

Виды

Существуют следующие виды отсрочки отбывания наказания:

  1. Замена меры реального наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, не достигших 14 лет. Цель отсрочки – полноценное воспитание ребенка матерью и его развитие. Можно сказать, что данная мера является условным наказанием.

  2. Отсрочка лицам больным наркоманией. Данные лица в качестве реального срока направляются на стационарное лечение, и лишь в случае отказа от него или полного избегания, направляются в место, назначенное судом, для отбывания наказания.

Отсрочка исполнения не предоставляется:

  • лицам, признанным виновными в преступлениях террористического характера или совершавшим деятельность, сопряженную с преступлениями данного характера;
  • лицам, осужденным на срок более пяти лет за особо тяжкие и тяжкие преступления против личности.

Взятка уголовная ответственность беременных женщин

Мы делали ремонт балкона в субботу в первой половине дня.Соседка с соседнего подъезда вызвала полицию.Мой муж был в нетрезвом состоянии и на взводе,т.к. у наших родственников произошла трагедия и он был под впечатлением.

Мой муж повел себя неправильно,пошел к ней с представителем полиции и оскорблял эту соседку(дело в том,что сами частенько не давали нам покоя).Оказалось,что эта женщина беременная и к тому же больная,она ходила к участковому,но пока он не принял заявление.предложил решил все мирным путем.

Что грозит моему мужу,если вопрос не решится мирным путем?

Когда применяется?

Данная мера замены наказания применяется в случае если женщина беременна, либо имеет на руках ребенка, не достигшего возраста 8 лет.

Беременность – состояние, когда женщине требуется дополнительный уход и квалифицированная помощь, а в случае возможных осложнений незамедлительное медицинское вмешательство.

Если прежний УК рассматривал возможность отсрочки только на момент отбывания женщиной вынесенного приговора, то сегодня действие закона вступает в силу как в момент отбывания наказания, так и вынесения приговора.

Законодательством РФ предусмотрены два пункта, дающие право на получение отсрочки:

  1. Наличие беременности. Причем действие отсрочки вступает в силу с момента установления беременности и составляет время продолжительности беременности плюс время до достижения ребенком определенного возраста.
  2. Женщина не должна быть осуждена на длительный срок, а именно, свыше пяти лет.

Увольнение беременной женщины: причины, последствия и мера наказания

2. Увольнение по вине беременной.А что делать, если беременную увольняют из-за ее же вине. Ничего удивительного нет, ведь беременная страдает токсикозами и резкими перепадами настроения.

Может и пропустить что-то из-за невнимательности, и на работу опоздать, и вообще не прийти. Работодатель, конечно, может уверять будущую маму, что он может ее уволить, что она сама обязана написать заявление о своем уходе с работы.

Но это неправда! Законодательство не допускает увольнение беременной женщины за прогул

и за другие сделанные ее нарушения.

Рекомендуем прочесть: Дистанционная торговля возврат товара

Отмена

Отсрочка наказания заменяется реальным в следующих случаях:

  • c

    совершение женщиной тяжкого или особо тяжкого преступления против личности, а так же осужденной на срок составляющий более пяти лет;

  • участие женщины в деятельности, связанной с совершением террористических актов;
  • отмена отсрочки может наступить в случае совершения женщиной еще одного преступления в момент ее действия;
  • аборт, выкидыш или гибель ребенка на момент отсрочки могут послужить причиной ее замены на реальный срок. Кроме того, данные ситуации рассматриваются отдельно в каждом случае, и порой, мера наказания, назначенная на судебном заседании, может быть заменена на более мягкую.

Таким образом, замена реального наказания беременным женщинам имеет свои нюансы и действует только при определенных условиях по решению суда.

В некоторых случая отсрочку можно трактовать как замену реального срока на условный.

Источник: https://UgKK.ru/uk/ugolovnaya-otvetstvennost-beremennyh-zhenshchin.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.